wrapper

Понедельник, 28 августа 2017 21:42

Спасибо за доверие

Оцените материал
(0 голосов)

«У меня зазвонил телефон. Кто говорит? …» - фраза, которая уже никого не удивляет последние этак лет 35 точно. Несколько засомневалась в цифре, но за свою жизнь я успела застать удивительное для современной молодежи и детворы время, когда телефоны еще были далеко не у всех, даже стационарные, не говоря уже о мобильных. На сегодня же существует огромнейшее количество телефонов, различающихся не только по моделям или форматам аппарата, но и по содержанию работы. Одним из них  является «Телефон доверия» суицидологического центра Коммунальной Сумской городской клинической больницы № 5. Эта уникальная по содержанию деятельности структура, не смотря на несколько страшноватое название, с декабря 1992 года оказывает экстренную психологическую помощь людям, находящимся в кризисном состоянии и всем нуждающимся.  

Самый первый вопрос о «Телефоне доверия», который задают практически все журналисты:

– А часто звонят?  

- Смотря о каком периоде существования «Телефона доверия» говорить. В наиболее горячие времена (с 2002 по 2007 год) мы принимали до 40 обращений за сутки. Причем звонки были, как правило, первичные. В качестве пояснения скажу, что к первичным мы относим те обращения, когда люди звонят разово или очень непродолжительное время, пока не уляжется первая боль, шок, не пройдет состояние растерянности - эмоции характерные для кризисного или близкого к нему состояния. Я перечислила далеко не все эмоции, они зависят от разных обстоятельств, жизненной ситуации, личностных особенностей человека. Поэтому каждое обращение трудно вписать в статистику, фабулу, алгоритм. А по цифрам получается от 7000 до 10000 звонков за год. Если разделить на дни, то в среднем получается 20 – 25 обращений разного содержания, длительности, эмоциональности. Это информационные, проблемные обращения, молчаливые звонки и даже розыгрыши. 

Вторым обязательным вопросом в разговоре с журналистами следует:

– А с чем к Вам обращаются? 

- Вы, наверное, будете удивлены, если я скажу, что банальная на первый взгляд ситуация может легко превратиться в кризисную. Может быть что угодно – потеря вещи, отношений, человека, здоровья, работы, смысла в жизни, уверенности в себе. Каждая из потерь наносит человеку душевную травму, подчас очень глубокую. А есть еще ситуации праздников, когда обостряются старые проблемы, вспоминаются наболевшие обиды. Детские ситуации вырисовываются как на картине «Опять двойка». Вспоминаю период, когда было очень много обращений от детей, и чаще всего они звонили по поводу ситуаций из школьной жизни или особенностей детско-родительских отношений. Оказывается, дети не верят в то, что родители их любят. Как-то позвонила одна 13-летняя девочка, чтобы пожаловаться на свою маму. Будучи известным педагогом, женщина забывала о том, что хотя бы периодически должна быть для своей дочери мамой, не говоря уже о том, что девочки очень хотелось видеть и чувствовать в ней близкую подругу. Я спросила у девочки: « Что бы ты хотела услышать от мамы?» - «Что она меня любит». - «А ты можешь сказать ей о том, что ты ее любишь?» – «Да вы что! У меня язык не повернется».

Самое печальное в этой истории, что она типичная. Часто между родителями и детьми, вообще между членами одной семьи либо отсутствует общение, взаимодействие, либо оно искажено. Так уже совсем  не молодой папа о своей семейной ситуации сказал: «Я устал быть банкоматом». И эта ситуация, когда роль отца и мужа сводиться к выдаче денег, тоже печально-типичная. В семье люди могут не говорить о том, что они живут в разных реальностях и не всех это устраивает. Для многих подобная ситуация является весьма болезненной, а поделиться своей болью удобней в анонимной, конфиденциальной обстановке, когда тебя не видят. 

- То есть, можно сказать, что среди всех обращений преобладают семейные? 

- Да, это традиционная тенденция. Ведь при благополучном стечении обстоятельств именно в семье человек реализовывается в наибольшей мере и многообразии ролей, чего не скажешь о работе и других аспектах нашей жизни.

- А как Вы считаете, насколько оказываемая Вами помощь может быть значимой для тех, кто к Вам обращается?

- Все-таки «Телефон доверия» - служба во многом, так сказать, виртуальная и полноценную длительную терапию в таких ограниченных условиях осуществлять сложно. Как механизм первой неотложной, экстренной помощи наша служба просто незаменима. Но зачастую после того, как человек получил необходимую ему экстренную помощь, он не готов двигаться дальше. Нередко самой большой трудностью решения проблемы есть отсутствие готовности что-то менять. Например, если человек привык быть жертвой, а ему предлагается что-то изменить, чтобы выйти из этой роли – первое, что он начинает думать: «А вдруг будет еще хуже?».

- А что может определять качество работы «Телефона доверия»?  

- Если относиться к службе как к сервису, то можно совершенствовать, к примеру, технический аспект службы – покорять горизонты Интернет. На сегодняшний день, к сожалению, наш номер - (0542) 33-40-50 - так и остается только стационарным. А так как среди населения с каждым годом сокращается количество обладателей стационарных номеров, получается, что автоматически сокращается и потенциальная доступность психологической помощи в регионе. Дополнительные мобильные номера сделали бы службу более доступной для людей в отдаленных районах региона (да и Украины в целом). Страшно говорить о том, что Сумская область, входит в число областей с наибольшим количеством самоубийств на душу населения. На мой взгляд, это вариант выученной беспомощности, когда, как сказал один из наших клиентов, «в нашем селе либо пьют и колются, либо вешаются». Мобильные номера «Телефона доверия», то есть доступность экстренной психологической помощи могли бы внести изменения в этот вариант.

- Тема самоубийств очень тяжелая. Как помочь человеку, доведенному до отчаяния? 

- Самое главное, проверенное годами средство - быть рядом. Слушать и слышать. Тогда отчаяние может и не наступить. Не все в нашей жизни можно объяснить, не все поддается пониманию. Нет стопроцентной уверенности в том, что человек, говорящий о самоубийстве, совершит страшный шаг в никуда или не совершит. Мне вспоминается ситуация, в которой мы с моей коллегой поучаствовали вдвоем. На моей смене вечером позвонил мужчина лет 50 – 60, долго извинялся за то, что звонил, слегка выпивши, но причину обращения объяснил очень просто: хочется повеситься, поговорите со мной. Мы разговаривали около 30 минут, пришли к выводу, что причин для столь отчаянного поступка в принципе нет -  все в порядке: жена, дети, внуки, работа, зарплата. Но мысль, как червяк, мучила. Абонент повеселел. Я взяла с него слово, что с родными он свяжется, узнает как у них дела, если что, позвонит в любое время суток. Но перезвонил этот мужчина только на следующий день ближе к обеду моей коллеге. Рассказал, как ему было вчера тяжело, поблагодарил за то, что ему помогли, и сообщил, что его напарник, с которым они пили вместе, повесился. Так что люди должны иметь  возможность обратиться в экстренную психологическую службу к профессионалам, чтобы услышать, что выход есть и некоторые ситуации важно просто переждать. 

- А что вы обычно говорите напоследок вашим абонентам? 

- Спасибо за доверие. Это, правда, важно и для меня как специалиста, и для человека, решившего поделиться сокровенным, и, в принципе, в жизни. Важно знать, что есть безопасные места и ситуации, и  люди, которым можно доверять.

Оксана Корсун. 

Прочитано 1145 раз

Похожие материалы (по тегу)

Другие материалы в этой категории: « Уникальная методика лечения ДЦП (Видео)

Про нас

Ми – команда проекту «Україна небайдужа» - волонтери та журналісти. Ми робимо цей проект без спонсорів та без політиків. Наша мета – зробити небайдужість державною політикою) Ми захищаємо та підтримуємо тих, хто в цьому потребує – хворих та слабких. Ми розповідаємо про сильних, які роблять добрі та корисні справи, не сподіваючись на підтримку влади. Наша країна має бути затишною та доброю для людей. І робити її такою мусить не влада, не політики, а ми – небайдужі громадяни.