wrapper

Пятница, 11 августа 2017 15:42

Вперёд, только вперёд и радоваться жизни.

Оцените материал
(0 голосов)

Никогда не думала, что рассказывать о человеке близком и дорогом так трудно. Свою собеседницу я знаю давно: вместе учились в школе, в институте на разных факультетах, в одну смену ездили в забитых до отказа троллейбусах на пары и с пар, вместе сидели в прохладных библиотечных залах. Ведь Интернет был тогда известен в нашем городе точно немногим, а доступным ещё меньшему количеству людей, и, конечно же, в это число студенты исторического и филологического факультетов пединститута тогда ещё не входили.  

Для меня Оксанка (потому, что маленькая, хрупкая как подросток)  всегда была примером искреннего оптимизма и целеустремленности.  

Учеба. Вспоминая о счастливом времени детства, заливаясь веселым смехом, рассказывает о шалостях в специализированной школе-интернате для детей с заболеваниями нервной системы и опорно-двигательного аппарата в Харькове, где проучилась 5 лет:

- Собирались мы как-то на экскурсию, и очень было нужно по-быстрому убрать класс. А Эдька возит тряпкой еще только на середине. И тут мне в глаза бросился чайник, который мы использовали для поливки цветов. Схватила я этот чайник, и давай поливать перед Эдиком, чтобы он растирал. Получилось действительно быстрее. Но только за этим занятием застукала нас завуч по воспитательной работе. 

Для меня удивительно, что дети в специализированных интернатах сами пол в классах мыли. Вспоминаю, как в обычной школе мы, будучи дежурными, ползали с тряпкой между партами, спеша убраться в короткую пересменку, а тут дети – особенные, с проблемами. Но Оксанка с благодарностью вспоминает то, что для воспитателей и учителей спецшколы она и ее одноклассники были обычными, к ним относились как к «нормальным», им позволяли такими быть, устраивая праздники, вывозя на экскурсии, спектакли.

Школьная жизнь в Харькове – это первые «взрослые» тайны, стихи, охи-вздохи, первые награды и уроки самодостаточности, уверенность в том, что человеку многое под силу. Подружки из интерната на долгие годы будут подружками, уроки интернатовской жизни – уроки достижения целей.

- Если бы не было интернатов (а в моей жизни их два, и харьковский был уже вторым), вряд ли смогла бы доучиваться 10 – 11 классы в обычной школе рядом с домом (от обучения на дому я отказалась сразу), а потом и институте.

Никогда об интернате я не слышала таких теплых, искренних, добрых слов как от Оксанки, поэтому и не стараюсь сильно переубеждать в правильности инклюзии, вредности интерната.  

Разница между обычными студентами и моей героиней была основательная – сейчас редко встретишь студента с инвалидностью, а тогда Ксюша была одна такая на весь институт. С первой группой инвалидности, тяжелой формой ДПЦ, с не всегда понятной дикцией она училась по специальности «история и английский язык». Каждый день ездила на пары, пропадала в библиотеках, вела жизнь обычного студента. Я не помню, чтобы она была на больничном или загуляла, скидку на болезнь не делала она себе, а со временем, очевидно, никто и не задумывался такое подумать. Как-то с грустью вспоминала, как в троллейбусе кто-то заикнулся, что молодая и сидит. У студентов обычно был проездной билет, а у нее удостоверение, но всегда доставала и показывала, а мне не понятно было – неужели у кондукторов какие-то вопросы были, мы же каждый день ездим, можно и запомнить. Тем удивительней уже во взрослой жизни было увидеть, как Оксанка старается платить за проезд в маршрутках, в отличие от разных льготников, а объяснение всегда простое: «Я же зарабатываю,  я могу себе позволить!». Со временем водители маршруток запомнили Оксанку и сами перестали брать с нее деньги. Поэтому все сбережения за неоплаченный проезд Оксанка стала отдавать на пожертвования.

Учиться всегда, приспосабливаться, осваивать новое – почти жизненное правило. 

- В 30 лет я решила, что мне нужен диплом психолога – это мое, мне нравится и я могу быть полезной. Второе высшее за свои деньги нужно было для понимания себя в активной деятельности и тесном взаимодействии с людьми. Все-таки это в большей степени ресурс, когда получаешь признание. К тому же, именно диплом психолога привел меня однажды к онкобольным детям.

DSC 6446

Работа. В нашей юности никто из нас особо не задавался вопросом: «Зачем учиться? А будем ли мы работать по специальности?» - мы получали высшее образование, потому что это было престижно. Но целеустремленность Оксанки, вопреки всему сделала её наставником и репетитором. Да, официальным учителем она не была, но если собрать всех чаще дармовых учеников, подопечных, кого сопровождала и наставляла на путь истинный, то класс наберётся. Но это не основное. 

- Некоторое время я пыталась официально трудоустроиться в специализированную школу для детей с умственной отсталостью, на индивидуальные занятия для детей с инвалидностью на дому, но, наверное, не сложилось. Вместо школы появилась работа в газете. Обычная газета о разном, но почувствовать себя частью настоящей редакции, важной, увидеть свои статьи на страницах газеты – ни с чем не сравнимое чувство. Так и хочется сказать – давно это было, когда не было компьютеров. Брат помогал материалы печатать на обыкновенной печатной машинке. Газетка не давала рекламы, а значит и прибыли, и поэтому скоро закрылась. Но это был опыт. И в одну из трех основных газет нашего города с красноречивым названием «Ваш шанс» я пришла уже журналистом. Мне оформили трудовую, выдали удостоверение представителя прессы. Все по-взрослому. Началась настоящая работа. Мне предложили подготовить даже целую полосу. А еще были споры с главредом, масштабы которых увеличивались прямо пропорционально росту коммерциализации газеты. Для меня важно писать, то, что я думаю, выбирать самой темы, людей, а это не всегда можно, тем более в газете с большим количеством заказных статей и особым мнением редактора – практически невозможно. Давление росло, неудовлетворенность собой и результатами тоже. Тянулась эта история 11 лет. Что помогало? – вера в Бога. 

Вера и дела церковные. У каждого своя дорога к Богу. Была она у Оксанки. Не сразу пришло понимание и принятия православия, не сразу оно стало ресурсом, не сразу появилось понимание своей роли и места в деятельности епархии и православного молодежного центра. Деятельность была обширной и насыщенной. Там на удивление было очень много всего – паломнические поездки, театральные постановки, выставки, благотворительные ярмарки и концерты. В жизнь Оксанки приходят новые люди. Опять на хрупкие плечи ложиться ответственность – дела церковные, а процесс мирской – собери людей, промотивируй, проконтролируй, пять раз напомни. Еще молитва, причастие, пост, церковные праздники. Есть, что вспомнить, о чем рассказать. 

IMG 0166

Больше всего времени занимала работа с детьми онкогематологии.

- Начинали с простого – ходили проведывать детей с маленькими подарками и сладостями. Потом работа с родителями – написание статей о детях, сбор денег на лечение, организация благотворительных мероприятий и концертов, статьи в газете и на сайтах, сотрудничество с благотворительными фондами, поиски клиник и методик, постоянная молитва за здоровье. К этому всему прибавилась еще и обязанность помогать батюшке, причащающему раз в неделю детей в отделении.  

Для большинства людей слово «онко» страшное, а тут дети. И страшнее вдвойне. 

- Но появилась ясная уверенность, что в наше время многим можно помочь, что у 70 % детей устанавливается стойкая ремиссия. 

DSCN7388

А еще в жизни Оксанки были минуты истинного горя, когда кто-то из детей возвращался с рецидивом болезни. Тяжело. Такое вынести может лишь истинная вера. Тяжело работать с родителями. Часто, то ли из-за отчаяния, то ли от усталости, идут по пути малейшего сопротивления, хватаются за соломинки, потакают слабостям, не замечают очевидных вещей. Родители нуждаются в поддержке не меньше больных детей. За 9 лет работы с отделением онкогематологии Сумской областной детской больницы пережито много и горя, и радости, восхищения мужеством детей и самоотдачей родителей. Казалось бы, Оксанка делает незаметную рутинную работу, о которой не пишут в газетах, не показывают по телевизору, но без которой невозможны великие чудеса выздоровления. Об этой стороне жизни нашей героини можно сказать – делай добро и бросай его в воду. Благодаря самоотверженной работе с онкобольными детьми появилась новая работа, профессиональный рост и движение по карьерной лестнице – редактор Интернет-издания.

О личном  - Мой первый борщ был с настоящей кровью. Мама не верила, что я могу готовить и никогда не разрешала (с моими гиперкинезами нож в руках был довольно опасной игрушкой), поэтому варить я решила в её отсутствие. Да,  в интернате вести домашнее хозяйство не учили – там его не было, были комнаты и классы и беззаботное детство. Варить борщ, – наверное,   доказательство, прежде всего, самой себе, что я могу что-то делать как женщина и хозяйка. Раз решила – значить могу. Ой, кубики картошки большие, да и  капуста порублена крупновато. Следы преступления по отношению к овощам скрыла – мусор вынесла. Особой радости от мамы не увидела, но признание получила – надо же сварила.  

Для меня самой страшной историей из жизни Оксанки была посадка и копка картофеля. Обычная национальная забава большинства наших здоровых сограждан не обошла стороной и Оксанку. Посадка под рало, можно сказать, играючи (притаптывать ногой картошку все равно не получается, остается только с граблями по посаженому пройтись). А вот копка – совсем другое дело, ползком на коленках по огороду, выбирая за копачами. Судя по смеху, с которым она это рассказывает, опять это «истязательство» над собой делалось в большей мере для себя – доказать - я нормальная, а значит должна участвовать во всем наравне со всеми, чувствовать себя частью семьи, помогать родным. Ключевое слово – «помогать». Сначала в пределах своей семьи – младший брат. На фоне маленькой, хрупкой Оксанки, младшим смешно его назвать, но опекать заботиться, кормить, обстирывать, гладить одежду, пока родители работают в трудные 90-е – не обсуждается – Оксанка. Брата передали в чуткие руки жены, и появились престарелые одинокие родственники, племянники, старенькая бабушка, со временем родители. Это тоже не обсуждается. Помогать, потому что больше некому.  

- Если говорить о жизненном кредо, что это могло бы быть? - спрашиваю у Оксанки.

И она, не долго думая, как всегда с улыбкой:

- Вперед, только вперед и радоваться жизни!». 

-А в чем видишь свою миссию?

- Это совсем личное, но очень важное.

- О чем мечтаешь?

Опять хохочет:

- Задание минимум – посадить дерево, построить дом, вырастить ребенка. Еще, - уже серьезно почти,- издать книгу, а может и не одну, материала поднакопилось, надо разобрать, немножко разбогатеть, чтобы делиться и помогать. 

22222222

Все-таки можно говорить о том, что результат деятельности и жизни человека вообще во многом зависит от него самого, от его настроя, часто от умения сопротивляться, бороться. Но, если есть «высший пилотаж» в искренней вере в Бога, то это  смирение гордыни и покорность Богу. Это когда готов признать, что промысел Божий - самый правильный, величие его – непостижимо, но творит Свои чудеса Он руками маленьких, хрупких людей с добрым сердцем. 

Оксана Корсун.

Прочитано 1490 раз

Про нас

Ми – команда проекту «Україна небайдужа» - волонтери та журналісти. Ми робимо цей проект без спонсорів та без політиків. Наша мета – зробити небайдужість державною політикою) Ми захищаємо та підтримуємо тих, хто в цьому потребує – хворих та слабких. Ми розповідаємо про сильних, які роблять добрі та корисні справи, не сподіваючись на підтримку влади. Наша країна має бути затишною та доброю для людей. І робити її такою мусить не влада, не політики, а ми – небайдужі громадяни.